Цитаты из книг

Цитаты  →  Из книг

Цитаты из книг

27 Января 2021
  • Люди не должны забывать, сказал он, что на земле им отведено очень небольшое место, что они живут в окружении природы, которая легко может взять обратно всё, что дала человеку. Ей ничего не стоит смести нас с лица земли своим дыханием или затопить нас водами океана — просто чтобы ещё раз напомнить человеку, что он не так всемогущ, как думает. Мой дед говорил: если мы не будем постоянно ощущать её рядом с собой в ночи, мы позабудем, какой она может быть грозной и могущественной. И тогда в один прекрасный день она придет и поглотит нас. Понимаете?

  • Переписка — называется, как его… Энгельса с этим чёртом… В печку её! «Собачье сердце» Михаил Булгаков

  • Человек не родится для счастья, человек заслуживает счастья, и всегда страданием.

  • Не знаю, может, Джим, когда станет постарше, и правда будет лучше понимать людей, а я не буду. Это уж я знаю точно.

  • — Напоследок? — переспросил удивленный Дуглас. — Да как же так? И без того все плохо.

  • Я сяду, — ответил кот, садясь, — но возражу относительно последнего. Речи мои представляют отнюдь не пачкотню, как вы изволите выражаться в присутствии дамы, а вереницу прочно увязанных силлогизмов, которые оценили бы по достоинству такие знатоки, как Секст Эмпирик, Марциан Капелла, а то, чего доброго, и сам Аристотель.

  • Пролетариев бояться нечего. Предоставленные самим себе, они из поколения в поколение, из века в век будут все так же работать, плодиться и умирать, не только не покушаясь на бунт, но даже не представляя себе, что жизнь может быть другой.

  • Лифт приезжает, мы заходим внутрь. Вдруг, по какой—то необъяснимой причине, возможно из—за нашей близости в замкнутом пространстве, атмосфера между нами меняется, заряжаясь опьяняющим предчувствием. Мое дыхание учащается, сердце бьется сильнее. Он чуть поворачивается ко мне, его глаза темнее графита. Я кусаю губу.

  • Он предлагает, в виде конечного разрешения вопроса, — разделение человечества на две неравные части. Одна десятая доля получает свободу личности и безграничное право над остальными девятью десятыми. Те же должны потерять личность и обратиться вроде как в стадо и при безграничном повиновении достигнуть рядом перерождений первобытной невинности, вроде как бы первобытного рая, хотя, впрочем, и будут работать. Меры, предлагаемые автором для отнятия у девяти десятых человечества воли и переделки его в стадо, посредством перевоспитания целых поколений, — весьма замечательны, основаны на естественных данных и очень логичны. «Бесы» Федор Достоевский

  • — Стало быть, вы были же вчера пьяны? — Был—с, — вполголоса признался Павел Павлович, конфузливо опуская глаза, и видите ли—с: не то что пьян, а уж несколько позже—с. Я это для того объяснить желаю, что позже у меня хуже—с: хмелю уж немного, а жестокость какая—то и безрассудство остаются, да и горе сильнее ощущаю. Для горя—то, может, и пью—с. Тут—то я и накуролесить могу совсем даже глупо—с и обидеть лезу. Должно быть, себя очень странно вам представил вчера? «Вечный муж» Федор Достоевский

  • Я пытаюсь рассказать о нем для того, чтобы его не забыть.

  • Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои. «Страшная месть» Николай Гоголь

  • Шире открой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрешь. Старайся увидеть мир. Он прекраснее любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя — такого зверя нет на свете.

  • В особенности этим отличалась полунаука, самый страшный бич человечества, хуже мора, голода и войны, не известный до нынешнего столетия. Полунаука — это деспот, каких еще не приходило до сих пор никогда. Деспот, имеющий своих жрецов и рабов, деспот, пред которым все преклонилось с любовью и суеверием, до сих пор немыслимым, пред которым трепещет даже сама наука и постыдно потакает ему. «Бесы» Федор Достоевский

  • Я знал — она много думает о своей болезни, ее состояние еще не улучшилось, — это мне сказал Жаффе; но на своем веку я видел столько мертвых, что любая болезнь была для меня все—таки жизнью и надеждой; я знал — можно умереть от ранения, этого я навидался, но мне всегда трудно было поверить, что болезнь, при которой человек с виду невредим, может оказаться опасной.

2474 цитаты из книг